Muzium

Татьяна Толстая вяжет под Моцарта

Звезды о музыке
Вязала тут давеча. Но невозможно же просто сидеть и вязать: глаза и руки заняты, а другие органы простаивают. Поэтому либо смотрю трэш, как уже говорилось, либо включаю музыку. На ютюбе. Я же не дома.

Кстати, вот что значит классика: вязание хорошо идет под Бетховена, под Генделя. Как-то ритм совпадает и увязывается с вывязыванием (да, почти каламбур), например, резинки 1×1, даже английской: с накидом. Чулочная вязка тоже идеально идет под Бетховена, что мелкие вещи, что симфонии.

Бах — это, понятно, вязка платочная. Обе стороны лицевыми. Моцарт требует обязательного накида на рабочую спицу и чтобы потом две вместе; вообще воздушные узоры в дырочку — это самый Моцарт и есть.

Оперы всякие, «Князь Игорь», скажем, надо планировать, если вяжешь кофточку с многими деталями: кармашки, воротник, прорези под пуговицы на планке. «Улетай на крыльях ветра» — это когда уже воротничок прикетлевываешь к горловине.

Шостакович — это большие вещи с норвежскими узорами. Звезды, олени. Мужские свитера.

Прокофьев для вязания малопригоден. Пробовали, знаем. Варежка выйдет с семью пальцами, помяните мое слово.

Но вот что вытворяет ютюб. Только вы разблаженствуетесь, только улетите на крыльях ветра, как они прерывают божественные звуки прямо на середине музыкальной фразы и — давай тебе рекламу в рожу тыкать. Мне на Генделе сегодня досталось: «что делать, если вам кажется, что у вас изо рта воняет», — на Генделе! суки кровавые! — а на Бетховене курица какая-то привязалась неотключаемая с овощами.

Музыка — вещь беззащитная, да и вообще немножко не от мира дольнего. Вот они и распоясались. Я все понимаю, — «и послушал и покушал», а потом сиди нервничай, не воняет ли от тебя этой курицей с овощами? Воняет, не сомневайтесь, идите и почистите зубы, прополощите листерином рот (жду, догадаются ли?.. сюжет должен же получить какое-то развитие и иметь мало-мальскую структуру).

Но ведь следующий шаг, по логике вещей, — внести такое же разнообразие в вашу жизнь во время полостной операции. Лежите вы под анестезией, скальпели, зажимы, бестеневой хирургический свет, — тут вас отключают от наркоза и дают минутку рекламы, стельки какие-нибудь, или новый смартфон, совершенно неважно. Да хоть дижонская горчица или салон свадебных платьев, мало ли. Доложили вам про стельки — и снова понеслась закись азота, на крыльях ветра.

Почему нет? А на мозге, значит, можно непрошенно оперировать? Шли бы уж тогда портить Джона Кейджа. «Четыре минуты тридцать три секунды в хорошем исполнении», как говорится. Сколько ж добра можно продать людям за эти долгие минуты, это же клондайк.

https://www.facebook.com/TatyanaTolstaya