Muzium

Николай Луганский — о записи нового альбома и любви к Сезару Франку

Новые диски
Николай Луганский — "Франк: Прелюдии, Фуги и Хоралы"

Сезар Франк — один из моих самых любимых композиторов. Он был органистом, человеком глубоко религиозным, но вместе с тем и земным. Мне кажется, что я чувствую особую связь музыки Франка с его конфессией - католицизмом. 

Слушать альбом в Apple

Уже в детстве и юности я часто играл его камерные сочинения – Скрипичную сонату и Квинтет. Но к сольной музыке Франка, как ни странно, я пришел довольно поздно. Мне было уже 33 года, когда я впервые сыграл «Прелюдию, хорал и фугу» - его самое известное фортепианное сочинение. И только в возрасте 42 лет я обратился к знаменитой органной «Прелюдии, фуге и вариации» в фортепианной транскрипции Гарольда Бауэра. Это дивной красоты музыка раннего Франка. Многие знают её, но даже не догадываются, кто это написал. Два других сочинения, вошедшие в диск, относятся к позднему творчеству Франка. Это ещё один великий фортепианный цикл, потрясающей красоты «Прелюдия, ария и финал» и моя обработка Хорала №2 из «Трёх органных хоралов», которые Франк написал в последний год своей жизни. Оба оригинальных фортепианных цикла очень разные. «Прелюдия, хорал и фуга» входит в число важнейших и известнейших сочинений романтической музыки, а «Прелюдия, ария и финал» широкой публике известна меньше. Она не настолько концертная, менее драматичная, но ещё более просветленная и духовная. Это музыка невероятных прозрений.

С записью Второго хорала из «Трёх хоралов для органа» связан практический момент. Два фортепианных цикла Франка и его органная «Прелюдия, фуга и вариация» вместе длятся около 50 минут, это маловато для диска. Решено было исполнить Хорал», но оставалось сделать выбор, какой именно, ведь все три – великие. Я остановился на втором, написанном в том же си миноре, что и ранняя «Прелюдия, фуга и вариация» (а также «Прелюдия, хорал и фуга»).

Органная музыка Франка разная и я всегда очень любил ее. Александр Князев дал мне замечательную запись великого органиста Жана Гийу, с которым он дружил. Я слушал и понимал, что рояль просто технически не может соперничать с органом в мощи и в количестве регистров. Разнообразие возможностей этого инструмента зашкаливает, Гийу использовал весь их немыслимый арсенал. Поэтому при игре я учитываю звучание органа, но не подражаю ему.


Транскрипцией мою запись я назвать не могу. Всё-таки олицетворять собой искусство транскрипции могут скорее такие вещи, как 13 пьес Рахманинова. Просто бывает, что играешь на рояле романс, музыку для оркестра или органа – неважно, что именно, и вдруг понимаешь, что её хочется играть не только для самого себя, но и для других людей. Правда, у пианиста всего две руки, а органист использует еще и обе ноги – это и есть органная педаль. Поэтому надо каким-то образом в две человеческие руки все это уместить. Мне кажется, это получилось. Тем более, органная природа музыки Франка чувствуется даже в фактуре его фортепианных пьес.

Всё записывалось в течение трёх дней в небольшом местечке Корсо недалеко от швейцарского города Веве. Там была маленькая студия, которая мне очень понравилась. В моем случае запись - это всегда особый процесс, попытка сделать больше, чем можешь. В этот раз определенная трудность заключалась в том, что два поздних произведения я практически не играл раньше. И если в естественной обстановке ты прожил с произведением несколько месяцев (а то и лет), то здесь этот длинный интересный путь предстоит пройти за несколько часов. И если у тебя есть силы — ты играешь и ты слушаешь, а потом приходишь к выводу, что многое, если не всё, делать нужно совершенно по-другому. Может быть, даже наоборот. И это отнюдь не тот случай, когда ты что-то приготовил заранее и быстренько сыграл на записи.


Почему именно Франк? Дело в том, что у меня изданы десятки дисков. Широко и по-разному представлены Рахманинов и Шопен; записаны концерты Моцарта, сонаты Бетховена, сольный Прокофьев, Шуман и Лист; есть смешанные записи с музыкой разных композиторов. С самого начала я аккуратно предлагал компаниям, с которыми сотрудничал, записать музыку Франка. И Warner Classics, и Onyx Classics, и Ambroisie | Naïve отказывались. Они говорили, что Франк – великий гений, но не продается. И вот появилась первая фирма, которая с удовольствием откликнулась. Я очень благодарен Harmonia Mundi за это и рад, что эта запись состоялась и наше сотрудничество продолжается.

Подготовила Мария Невидимова